Снаряжение
для дайвинга

Дайвинг и снаряжение для дайвига





absmiddle
absmiddle
Контакты






Прайс-лист







Где купить







Гарантия







Обучение







Тест снаряжения







Инструкции







Вопрос-ответ







О компании












Где купить снаряжение для дайвинга?
Магазины, дайвинг-клубы, инструкторы по дайвингу, у которых Вы сможете купить наше снаряжение для дайвинга.



Спецпрограмма для профессионалов в дайвинге
Скидка 40% от рекомендуемой розницы на снаряжение, преобретаемое профессионалом в личное пользование.





Dive Rite Pinnacle Sherwood Akona Stahlsac Atomic ForceFin Submerge ТестоГаз Rob Allen Pegasus




Статьи о дайвинге









Выбор снаряжения для дайвингаНавыки в дайвингеДекомпрессияГлубокий воздухТехнический дайвинг





Смерть и акваланги на "Андреа Дориа". Часть 4.
Джо Хаберстрох


- Помогите, - кричал Мулиетт, - мне нужен воздух!

Капитан "Искателя" Кроуэлл вернулся на "Андреа Дориа" с группой аквалангистов из Цинциннати.

После гибели Ричарда Руста прошло две недели.

После смерти Крэга Сиколы прошел месяц.

На глубине у затонувшего лайнера у Мулиетта отказал регулятор, и он в считанные минуты вылетел на поверхность, чудом не порвав легкие резкой сменой давления. Обычно на постепенный подъем с глубины 200 футов аквалангисту требуется целый час.

Кроуэлл отправил в воду двух аквалангистов со свежими баллонами для Муллиетта. На своем компьютере, установленном на мостике "Искателя", Кроуэл рассчитал, что для компенсации чрезвычайно опасного быстрого подъема Мулиетту придется оставаться в воде около пяти часов. Потом он нашел на "Искателе" укромное место, сел и заплакал. Дэна Кроуэлла, ослабевшего от усталости и досады, наконец-то разобрало.

- Что, черт бы их побрал, только думают своей головой эти парни? - подумал он. Этот был номером третьим, мы его тянули-тянули, а теперь, похоже, он сделал что-то уж совсем глупое.

В тот день Кроуэлл долго не плакал. Он решил высказать Мулиетту всю степень своего отвращения. Как это Мулиет решил, что он готов нырять на "Дориа" с пересохшим и растрескавшимся старым регулятором, с баллоном, новое уплотнение в котором просто сгнило? И как он умудрился не выбросить свою сетку, набитую фарфором с "Дориа", даже когда в панике вылетал на поверхность? Кроуэлла просто несло.

Мулиетт молча слушал, раздумывая над тем, откуда у Кроуэлла такая злость.

- Он потерял двух аквалангистов, - думал Мулиетт, - но если бы они не потеряли голову, как я, то может быть остались бы в живых.

ВОСЕМЬ ВЕЧЕРА 3 августа Винс Наполиелло заговорщикими жестами созвал всех к ящику от инструмента, стоявшему на палубе.

Внутри у него была "пушка-картошка", которую он смастерил из куска пластиковой трубы. У нее был электрический выключатель, а запаливали ее аэрозольным лаком для волос. Были у Винса и боеприпасы - три мешка картошки. Вооружившись таким образом, с хохотом согласились все, они устроят атаку на "Морской трактир", конкурирующий бот, который был должен прибыть на "Дориа" на следующий день.

- Винс вне всякого сомнения был у нас главным клоуном, - говорит аквалангист Эмметт Макдауэлл.

По традции веселые беседы перемежались цитатами из гангстерского фильма "Лицо со шрамом".

- Сначала у тебя деньги, потом власть, а потом - женщина, - повторяли все. Кто-нибудь доставал кубинские сигары, и все пародировали абсурдно-театральный гаванский акцент Эла Пачино.

"Искатель" вышел из озера Монтаук в открытое море примерно в 22:30. Винс схватил свой сотовый телефон и набрал номер невесты, Марисы Дженгаро, учительницы, которая работала на Манхэттене и жилы в одной из мнгогэтажек в Джерси-Сити.

- Береги себя, - сказал ей Винс. - Не езди по ночам на электричке и не гуляй слишком поздно с собакой.

В этом весь Винс. Сам рыскает по перевернутым затонувшим кораблям на глубине 200 футов, а Марисе советует не гулять поздно с собакой. С другой стороны, когда она пыталась подвести глаза за рулем автомобиля, он всегда заставлял ее остановиться.

- Это ты береги себя, - ответила Мариса. - Люблю тебя.

- И я люблю тебя, - сказал Винс. - Связь уходит. В четверг увидимся!

Для Винса и всех остальных "Искатель" и трехдневная экспедиция на "Дориа" были поводом на несколько дней отдохнуть от всех забот. Винс работал на Уолл-стрит, Билл Клири был юристом, Деним Мерфи и Эмметт Макдайэлл служили в полиции. Укомплектованная солеными закусками и видеофильмами на морские темы ("Дас боот", "Глубина"), просторная кают-компания "Искателя" служила своего рода мужским клубом, где можно было повозиться со снаряжением и посмеяться друг над другом.

У всех даже были клички - как в средней школе. Винс, который иногда расхаживал по палубе в яхтенных туфлях и фланелевых брюках, был легкой мишенью. Его называли "яппи".

Жизнь баловала Винса. Всю неделю он ходил в свою фирму на Уолл-стрит в костюмах от Брукс Бразерс и запонках в виде якорей. Когда он посылал Марисе цветы, он всегда выбирал алые розы.

ЛЕГКИЙ БРИЗ с юго-востока освежал аквалагистов, которые начинали одевать свои черные гидрокостюмы. На расстоянии 60 метров от них на волнах подпрыгивал "Морской трактир", на палубе которого толпились аквалангисты, прибывшие во главе с Ником Карузо, директором учебных программ подводного центра "Морские жители" в Хиллсдейле, Нью-Джерси.

Карузо и Дэн Кроуэлл недолюбливали друг друга. Несколько лет назад у них вышел спор из-за денег. Кроуэлл откровенно высмеивал способности Карузо по части подводных погружений - в 1992 году у Карузо погиб на "Дориа" напарник. Карузо в свою очередь считал, что причиной гибели аквалангистов на "Искателе" - непомерные эго завсегдатаев.

После обеда в тот день на борту "Искателя" Винс сидел на корточках на носу и звонил по сотовому к себе на работу - на фирму Легг Мейсон на Манхэттене. Он нервничал, поскольку на рынке ценных бумаг начинался спад на 300 пунктов. Винс всегда советовал своим клиентам скупать быстрорастущие акции, которые всега подвержены разнообарзным скачкам и связаны с высоким риском. Спад на рынках не сулил ничего доброго.

Сейчас Винс разыскивал одного из своих клиентов, у которого из-за падения рынка не хватало денег на покупку акций. Дело было срочное.

После трех часов дня Винс наконец отключил телефон и пошел в рубку "Искателя" у кормы, где аквалангисты уже застегивали свое снаряжение. Клири говорит, что Винс показался ему несколько рассеянным, но остальные считают, что он был в полном порядке.

Винс, рост 180, вес 81 кг, водрузил на себя примерно 90 килограммов снаряжения включая пять стальных баллонов с дыхательными газами. В двух основных баллонах на спине, подвешенных на стальной спинке, напоминающей рюкзак альпиниста, была смесь кислорода (17%), гелия (30%) и азота (53%).

Сверху баллоны соединялись короткой стальной трубкой. Черная рукоятка изолирующего вентиля регулировала переток газа между двумя баллонами. Обычно изолятор у аквалангистов открыт для того, чтобы при дыхании под водой газовая смесь расходовалась равномерно из обоих баллонов. В то же время, в случае отказа одного из регуляторов сохраняется возможность перекрыть изолятор и дышать газом из оставшегося баллона.

Кроме того Винс повесил по бокам два небольших желтых баллона, из которых он будет дышать во время своего 65-минутного подъема на "Искателя". В баллоне для самых глубоких декомпрессионных остановок был газ, содержащий 36% кислорода, а для дыхания ближе к поверхности Винс взял 80-процентную смесь.

Вдыхание 80-процентной кислородной смеси на глубине ниже 10 метров может вызвать конвульсию, поскольку под давлением кислород становится токсичным.

Поскольку для аквалангистов на "Дориа" очень важно дышать правильной смесью для каждой глубины, особую важность имеет и четкая разметка баллонов. На каждом из них аквалангисты пишут процент кислорода в смеси и максимально допустимую глубину, на которой можно дышать из этого баллона. В тот день Винс разметил баллоны неудачно. На него это было не похоже, и на это обратили внимание несколько человек.

Аквалангист Майк Уэгнер предупредил Винса, что на левом декомпрессионном баллоне у него написано 80%, а на правом - 81,3%.

Винс заверил его, что на деле в баллоне с надписью 81,3 у него 36-процентная смесь и объяснил путаницу тем, что использовал этот баллон для 80-процентной смеси на утреннем погружении, а после обеда разбавил остаток до 36%.

Винси и Денис Мерфи спрыгнули с борта "Искателя" одновременно, в 15:40.

Джон Мойер и Кроуэлл пошли 10 минут спустя. У Кроуэлла была с собой видеокамера.

Винс и Мерфи опустились на бот "Дориа" как раз в тот момент, когда Билл Клири подплыл к якорному тросу и собирался начинать подъем.

Этих троих друзей объединяли легкость и ирония, с которой они относились к подводным опасностям, так что собравшись вместе у якорного троса они застыли в трагических позах и уставились друг на друга. Молчание нарушил Мерфи.

- У Вас все в порядке? - спросил он Клири тоненьким, деланно напуганным голоском.

Клири расхохотался, за ним и Винс.

- Ага, - сказал Клири. - Я в порядке.

Винс и Мерфи поплыли к отверстию в борту лайнера размером с гаражную дверь, известную под названием "Гимбелова дыра", поскольку именно подводный фотограф и охотник за сокровищами Питер Гимбел прорезал ее автогеном еще в 1981 году. Внутри они добрались до лестницы и поплыли в сторону правого борта, то есть, вниз.

Они подплыли к приоткрытой кладовой, которая показалась им ромбовидным отверстием с рваными краями. Внутри лежали трехметровые грабли из нержавейки, когда-то изготовленные одним из аквалангистов.

Аквалангисты принялись за дело, и вокруг них завихрились облака микроскопичского планктона. Мерфи, штангист ростом 185 см, тащил тускло поблескиваюие грабли по толстому слою ила, под которым вдруг что-то сверкнуло белым. Фарфор.

Мерфи ухватил большое блюдо, сунул его в свою сетку и посмотрел на часы. Время на дне - 12 минут. До конца запланированного 20-минутного погружения оставалось восемь минут.

Внезапно Винс протянул руку к лицу Мерфи и вырвал регулятор у него изо рта. Между ними взорвался столб пузырей.

Мерфи схватил свой запасной регулятор, висевший а резинке у него на шее и вставил себе в рот. Потом он повернулся к Винсу.

Как ковбой на родео, ухватывающий сбрую покрепче, Мерфи зажал плечевой ремень подвески Винса в руке. Их лица находились на расстоянии 15 сантиметров друг от друга.

Винс стал показывать куда-то за спину Мерфи. Мерфи ничего не понимал. Он провел по шее режуим жестом. "У тебя воздуха нет?" - прокричал он сквозь регулятор.

Винс не отвечал.

- У тебя воздуха нет? - прокричал Мерфи. - Воздуха нет?

Винс энергично помотал головой.

- Нет! Нет! - прокричал он, - Нет, нет, нет, нет!

Глаза Синса были странно спокойными. Он опять показал пальцем за спину Мерфи. Мерфи забеспокоился - нет ли у него самого утечки воздуха.

Оставалось только одно. Мерфи крикнул еще раз:

- Пошли отсюда на …..!

Винс поплыл впереди, и всего через минут они были снаружи. Винс перестроился назад, но почему-то поплыл не в ту сторону.

Якорный трос "Искателя" был в противоположном направлении, на носу "Дориа".

Может быть, Винс поплыл к якорному тросу "Морского трактира", который был ближе к корме? Но нет, он прошел на расстоянии всего полуметра от него, но продолжал плыть, не сбавляя темпа.

Мерфи остановился, приподнялся по якорному тросу Морского трактира", потом опустился на корпус лайнера.

Мери был озадачен, но не слишком обеспокоен. Может быть, Винс пытается найти якорный трос "Искателя"? Подниматься по тросу чужого бота наверху считается признаком крайне дурного тона. Появились Джон Мойер и Дэн Кроуэлл.

Мойер жестом спросил Мерфи: "Ты в порядке?"

Мерфи ответил тем же жестом "окей", прекрасно понимая, что ему пора подниматься.

В 16:03 Кроуэлл навел видеокамеру на Винса, который медленно удалялся в сторону кормы "Андреа Дориа".

Его руки как-то странно болтались под ним перпендикулярно телу. Периодически он ими подергивал, как будто пытаясь согреться. Ластами он двигал еле заметно - буквально на несколько дюймов вверх-вниз.

Таким махом как в замедленной съемке глубоководные аквалангисты пользуются для того, чтобы экономить свои драгоценные дыхательные газы.

Оба декомпрессионных баллона висели на месте по бокам, регуляторы были на них аккуратно уложены. Складывалось впечатление, что Винс ими пока не пользовался.

Над винсом периодически поднимались пузыри - он явно дышал.

Мерф начинал дергаться. Он не мог понять, собирается ли Винс возвращаться. Он посмотрел на светящийся циферблат своего подводного компьютера, чтобы узнать, сколько времени он находится под водой.

Восемнадцать минут.

У Мерфи оставалось всего две минуты на то, чтобы подняться до первой декомпрессионной остановки на тридцать метров выше. Винс продолжал плыть вдоль корпуса лайнера, и Мерфи никак не мог понять, что все-таки происходит.

- Винс знает это место, - подумал он. Он здесь не в первый раз. Я на якорном тросе. Трос не тот, но мне пора убираться.

Когда лучи солнца проникают на глубину 200 футов, они окрашивают холодную воду в темный сине-зеленый цвет. В хороший день видимость на "Андреа Дориа" может достигать 50 футов. Винс продолжал плыть, и его силуэт стал поглощать океан. Мерфи казалось, что океан закрашивает его все новыми слоями зеленой краски.

И вот он скрылся из виду.

В 16:08 Ник Карузо вышел из тени кают-компании "Морского трактира", прищурился на еще яркое солнце и на расстоянии около 50 футов заметил в воде аквалангиста.

Ему показалось, что аквалангист плавает на боку - быть может, он поправляет снаряжение. Солнце бросало на воду яркие блики.

Нет, понял Карузо, аквалангист неподвижен и свисает лицом вниз.

Карузо крикнул Тому Суровецу, чтобы тот оказал помощь. Суровец прыгнул в воду.

- Все ко мне, - закричал Карузо.

Аквалангисты бросились на помощь и подняли пострадавшего на палубу. Сантьяго Гарсия разорвал шейный манжет гидрокостюма, другие расстегнули молнию, кто-то разрезал ножницами ручные манжеты. Карузо и Суровец немедленно начали делать искусственное дыхание и массаж сердца. Суровец, полицейский из Юнион-Сити, Нью-Джерси, который много лет был членом команды "Искателя", узнал в пострадавшем Винса Наполиелло.

- Эй, Ник, у него два баллона 80-процентной смеси, - крикнул кто-то.

- Бедняга, посмотри, что он сделал, - сказал кто-то другой.

- Погиб от кислородного отравления, - решил Карузо.

Он продолжал делать искусственное дыхание, но веки Винса пошевелились только раз. Когда с "Морского трактира" раздались крики, аквалангст Питер Уоллебен отдыхал на "Искателе" в своей каюте внизу. Он бросился наверх в капитанскую рубку "Искателя" и застал там Дженн Самулски.

- Это наш или их? - сросил Уоллебен.

На "Морском трактире" Карузо попросил Джоанну Суровец, жену Тома и опытную аквалангистку, проверить снаряжение Винса. Она заметила неряшливые наклейки на декомпрессионных баллонах, принесла портативный газоанализатор и обнаружила, что в одном из них находится 36-процентный нитрокс, а в другом - 80-процентный.

Баллоны были забиты правильно, перепутаны были только наклейки.

В то же время, 80-процентный баллон был наполнен только наполовину. Это наводило на мысль о двух вариантах: Винс начал дышать из этого баллона на слишком большой глубине и стал жертвой конвульсии от кислородного отравления - либо этот баллон изначально не был заполнен до конца, что делали многие.

Джоанна Суровец крутнула вентиль изолятора на соединителе двух основных баллонов Винса и обнаружила, что во время погружения он был перекрыт. Это означало, что примерно на середине погружения у него прекратилась подача газа из регулятора, и он должен был протянуть руку за спину и открыть изолятор. По какой-то причине он этого не сделал.

ХОТЯ ПОЗДНЕЕ Кроуэлл выражал свое недовольство тем, что к снаряжению Винса притрагивались до прибытия следователей, команда "Морского трактира" отреагировала на происходящее точно так же, как поступило бы большинство опытных аквалангистов, которые много лет изучают теорию и спорят о правильных и неправильных методах разметки баллонов и укладки снаряжения. Они продумывают всевозможные аварийные ситуации и методы их преодоления.

- Всем же очень любопытно, - говорит Гарсия. - Не забывайте, на его месте мог быть и я. Всегда хочется знать, в каком месте он допустил ошибку.

В 16:46 аквалангисты продолжал и массаж сердца и искусственное дыхание, а Билл Клири всплыл после 65-минутной декомпрессии.

Клири был взволнован и напуган. Что-то было не так. Четырнадцатью минутами раньше в воду входил аквалангист с "Искателя", который пересчитывал всех, кто декомпрессировался на якорном тросе. Клири даже нарушил правило и сходил вниз еще раз, чтобы посмотреть, нет ли там Винса или Дениса. - Я висел в стороне от якорного троса, чтобы не мешали пузыри тех, кто был ниже, - говорит Клири.

- И у меня было такое чувство, что я заглядываю в могилу.

Он поднялся на поверхность и увидел людей, делавших кому-то массаж сердца и искусственное дыхание на корме "Морского трактира". Он сорвал маску и регулятор и поплыл в их сторону.

- Билл, поднимайся на бот, - крикнул ему кто-то из аквалангистов, махнув рукой в сторону "Искателя".

- Где он? - крикнул в ответ Клири.

- Билл, да поднимайся ты на бот, - крикнули ему с "Искателя", и Клири стал возвращаться.

Одиннадать минут спустя у "Морского трактира" всплыл Денис Мерфи и поплыл в сторону "Искателя". Клири рассказал ему о происшедшем. Вскоре на борт поднялся Эммет Макдауэлл, полицейский и фельдшер скорой помощи.

Кроуэлл крикнул Макдауэллу: "Эммет, если хочешь помочь, плыви к ним!"

Макдауэлл схватил свою сумку с медицинскими принадлежностями и спустился в надувной "Зодиак".

Клири хотел присоединиться.

- Вылезай сейчас же, - закричал на него Кроуэлл.

На борту "Морского трактира" Винсу продолжали делать искусственное дыхание, хотя ситуация начинала казаться безнадежной. На море процедуры спасения положено продолжать до прибытия Береговой охраны.

В 17:25 над "Морским трактиром" повис вертолет береговой охраны. Двадцать минут спустя он вылетел в Кейп-Код с телом Винса Наполиелло на борту.

Макдауэлл вернулся на "Искатель" и подошел к Клири.

- Его больше нет, - сказал он.

Они обнялись.

- Он приходил в сознание? - спросил Клири.

- Нет, - сказал Макдауэлл. - Никаких признаков жизни.

Кроуэлл стал готовить "Искатель" к возвращению в Монтаук.

На "Морском трактире" нырять не хотелось никому, но было принято решение оставаться на "Дориа", что и было сделано.

- Мы оставались там три дня, - говорит Ник Карузо. - Ведь люди за это заплатили.

КТО-ТО ПРИНЕС ИЗ ТРЮМА пиво "Корона", и Билл Клири взял две бутылки. "Искатель" разворачивался на запад, начиная свое долгое плавание назад, на Лонг-Айленд.

Билл сковырнул золотистую крышку с одной из бутылок и вылил пиво в воду, несущуюся вдоль борта. - Это тебе, Винс, - сказал он.

Клири, Макдауэлл и Кроуэлл прикурили сигары "Артуро Фуэнтес" и пристроились у стального стола для снаряжения, где всего несколько часов назад они болтали о своих находках, поднятых с "Дориа" с глубины 200 футов.

Вечер был ясным, теплым и тихим. Темнеющее небо поблескивало звездами, как осколками разбитого фарфора.

Кроуэлл переживал один из редких для него моментов внутренних сомнений. Он не был уверен в том, что хочет продолжать быть капитаном "Искателя".

- Эта …. работа, - думал он. - Смогу ли я выносить все это напряжение дальше? Не знаю. Просто не знаю...

Аквалангисты молча курили в темноте, потягивая "Корону" из бутылок, а "Искатель" нес их сквозь темную ночь к Монтауку.

- Неужели еще один? - подумал про себя лейтенант Береговой охраны Тим Диккерсон 4 августа, в день гибели Винса Наполиелло.

Диккерсон был уже поглощен рсследованием причин гибели Крэга Сиколы 24 июня и Ричарда Руста 8 июля.

У него уже были определенные идеи по поводу обоих случаев. Вскрытие в Бостоне показало, что Крэг погиб от утопления и массивного поражения легких, которое, по мнению Диккерсона, произошло, когда трос декомпрессионного буя Крэга порвался и выбросил его на поверхность с огромной скоростью. Последние моменты жизни Ричарда Руста Диккерсон восстановить так и не смог. Его декомпрессионный компьютер оставался в воде настолько долго, что подробная информация о глубине в течение первого часа погружения, которая позволила бы вычислить его маршрут по затонувшему кораблю, просто стерлась.

С дыхательными смесями все было в порядке. Снаряжение работало. Наркотиков в организме не обнаружено. Все указывало на то, что по какой-то неизвестной причине Ричард потерял сознание и выдышал весь воздух. После вскрытия в медицинском управлении округа Саффолк причиной его смерти было записано "утопление". Однако причина смерти Винса Нальполиелло оставалась совершенно непонятной.

Не внесло ясности и поступившее осенью сообщение после вскрытия в Массачуссетсе, что кислородное отравление и закупорка артерий в значительной мере повышали вероятность гибели в результате утопления.

Патологоанатом сообщил Диккерсону, что указал кислородное отравление в качестве одного из факторов после того, как ознакомился с отчетом о снаряжении, запрошенном у двух полицейских из Уэллсли, Массачуссетс, которые сами имели немалый опыт погружений на "Дориа".

Однако в одном из более поздних интервью сержант Роберт Йигл сообщил, что он и заместитель начальника управления Терренс Каннингхэм никак не могут знать, дышал ли Винс из одного из своих декомпрессионных баллонов.

- Если место преступления находится под водой, то улики найти практически невозможно, - указывает Йигл. - Никто ведь не видел, как он дышал не из того регулятора. Кроуэлл считает, что у Винса отказало сердце. Он высказывает предположение, что Винс мог потерять сознание от смертельного переизбытка углекислого газа в результате закупорки артерий. Переизбыток углекислого газа может так же приводить к утрате понимания происходящего - может быть, именно поэтому Винс выхватил регулятор изо рта Мерфи.

Именно эти соображения позволили Кроуэллу объяснить гибель Винса медицинскими причинами и возражать против высказывания о том, что "нырялка для взрослых" по сути своей небезопасна. Кроуэлл признает, что он не может знать наверняка, как погибли все трое, но это не помешало ему излагать свои теории на нескольких крупных выставках аквалангистского снаряжения на Северо-востоке в этом году.

В конечном итоге Диккерсон стал склоняться в пользу теории Кроуэлла по поводу причин гибели Винса Наполиелло, но семья Винса не может забыть двусмысленность событий, происходивших в тот день под водой на "Андреа Дориа".

- Винс мог погибнуть по тысяче причин, - говорит брат Винса доктор Дэвид Наполиелло, хирург скорой помощи: "Ошибка совсем не обязательна. Просто никто не знает, что произошло". Ник Крузо, правда, считает, что ему все понятно - у них с Кроуэллом даже произошла публичная перепалка по этому поводу.

27 марта Карузо сидел в проходе переполненного зала семинаров во время выставки "Под волнами моря" в Сикокасе, Нью-Джерси, и слушал доклад Кроуэлла на тему "Андреа Дориа" - "анализ несчастных случаев". Кроуэлл, который обычно ходит в голубых джинсах и майке, на сей раз был в пиджаке, рубашке и галстуке. Карузо спросил Кроуэлла, почему он допустил Винса к погружению с неправильно маркированными баллонами.

- Послушайте, если мы замечаем что-нибудь непонятное или странное, то просим человека не ходить в воду до тех пор, пока мы не проанализируем газ, - ответил Кроуэлл. Он добавил, что в этом году он планирует напечатать четких этикеток, которые будут розданы аквалангистам на его боте, чтобы внести окончательную ясность в этот вопрос.

Спор по поводу причины гибели Винса продолжался - впрочем, безрезультатно, - но когда Карузо намекнул, что аквалангисты с "Искателя" не заботятся друг о друге, Кроуэлл оскорбился.

- Я им не вожак, понятно? - сказал он Карузо. - В мои обязанности не входит с ними возиться как с детьми.

УСЛЫШАВ о гибели Винса, Мариса Дженгаро позвонила в "Легг Мейсон" и переписала на свой магнитофон его жизнерадостное сообщение на автооответчике.

- Привет, я или на другом телефоне, или меня нет. Оставьте сообщение и я вам перезвоню, как только смогу. - Иногда Мариса засыпает, приложив магнитофон к уху.

- Привет, я или на другом телефоне, или меня нет. Оставьте сообщение и я вам перезвоню, как только смогу, - она мучительно преживает из-за мелочей, не имеющих никакого смысла. Впервые за всю историю их знакомства перед его последним походом на "Андреа Дориа" она не испекла Винсу шоколадного печенья на дорогу.

- Ты не испекла мне печенья, - сказал ей Винс накануне утром.

- Нет, я же говорила тебе, что мне было некогда, - ответила она.

Он широко улыбнулся. Такой же готовой улыбкой он сопровождал свои рассказы о смешных происшествиях на вечеринках в "Легг Мейсон" в барах на Уолл-стрит после работы.

- Что ж, если не вернусь, то буду знать, из-за чего, - конечно, это была просто шутка, и подруги советуют Марисе забыть об этом.

Забыть она не может. Винса нет, а у них была настоящая любовь, как в любимых ими обоими песнях Питера Гэбриела, и все это видели. Они собирались пожениться в римско-католическом соборе Священного сердца, завести симпатичных итало-американских детей и кататься с ними на маленьком катере, который Винс назвал "Шампань". А что теперь? Мариса не знает, как жить дальше.

Она часто одевает пиджак Винса. Четвертого числа каждого месяца ей труднее всего. Винс погиб 4 августа, а 5 января ему бы исполнилось 33 года.

На следующий день она сменила квартиру - Винс оставил в ней много своих вещей, хотя у него и была отдельная квартира в Бруклине.

- Мне просто надо было оттуда убраться, - говорит она.

Она не может забыть тот вечер, когда Винс сделал ей предложение - 13 февраля 1998 года. Она пришла домой и обнаружила букет роз, плюшевого мишку и записку от него. "Одень свое лучшее платье", - говорилось в записке. За ней пришла машина и отвезла ее на Манхэттен, где за ужином он и предложил пожениться.

Так Винс делал все.

24 апреля, когда они с Винсом должны были жениться в Роузленде, Нью-Джерси, Мариса попыталась не нарушать свой привычный график.

В 7 утра она проснулась и пошла гулять с собакой. Ей позвонил отец и коллега из Парксайдской школы.

- Красивый был день для свадьбы, - вспоминает она тот теплый весенний день. Она пошла в спортзал, убрала в доме в Эссекс-Феллс, Нью-Джерси, где она живет сейчас и сходила в магазин за продуктами. - ингода все впорядке, иногда то вверх, то вниз, - говорит она. - А иногда просто кошмар. Она поехала к "Небесным вратам", кладбищу в близлежащем Ист-Ганновере, где похоронен Винс.

Памятник купила семья Винса, но Мариса могла найти могилу с закрытыми глазами.

Она принесла букет цветов и положила его на траву.

Выбрать цветы было легко. Для Винса она покупала только алые розы.

ЛЮДИ ПОГИБАЮТ, но аквалангисты возвращаются на "Андреа Дориа". "Искатель" ушел в свой первый рейс этого сезона в из Монтаука в понедальник вечером. Свободных мест не было.

Многие из них выходили на "Дориа" и в первом рейсе прошлого сезона вместе с Крэгом Сикола. Джин Питерсон, организатор рейса на этой неделе, попытался объяснить, почему аквалангисты возвращаются каждый год и вспомнил слова, произнесенные 76 лет назад легендарным британским альпинистом Джорджем Ли Мэллори.

- Когда его спросили, зачем он карабкается на Эверест, Мэллори ответил: "Потому, что он есть." Питерсон и другие аквалангисты не могут забыть, что случилось с Крэгом Сикола, его тело на палубе "Искателя". Однако они не в силах игнорировать тот вызов, который бросают им океанские течения, с ревом несущиеся вдоль похожих на гору обломков кораблекрушения и черный лабиринт внутри. Они не в силах противиться зову фарфора.

Искателям нужно то ни с чем не сравнимое ощущение, когда они одевают на себя 90-килограммовый акваланг и вновь опускаются в иной мир - безвоздушный, безмолвный и темный.












Статьи о дайвинге и снаряжения для дайвинга

ПРАВДА О ДАЙВЕРСКИХ ЛАСТАХ

Регуляторы SHERWOOD - особый взгляд на дайвинг

Какой регулятор выбрать (обзор журнала SCUBALAB)







Системы Аквапро:
дайвинг и снаряжение для дайвига










Компания "Системы Аквапро"
Москва, ул. Вековая, д. 21, 3-й этаж, офис 305
Телефоны: (499) 272-42-18, 272-42-19 (склад)
Rambler's Top100Яндекс цитирования


Создание сайта — Ведисайт

создание и поддержка сайта:
ведисайт